Стенограмма интервью Президента Кыргызской Республики Алмазбека Атамбаева «5 каналу»

-          На прошлой неделе распалась коалиция большинства в парламенте, сейчас идет формирование новой коалиции. Затем будет создано новое правительство. В своем недавнем Указе Вы при формировании коалиции предложили депутатам отказаться от привычного для них дележа министерств, ведомств, каких-то мелких должностей. Скажите, пожалуйста, для чего это сделано, и удастся ли депутатам выполнить это условие?

-         Вы знаете, когда еще формировалась первая коалиция, и еще тогда такую схему предложил Бабанов Омурбек Токтогулович и поддержал Ахмат Келдибеков. Я еще тогда знал, что это приведет к коррупции. Потому что, к сожалению, некоторые депутаты восприняли такую возможность, как возможность заработать - открыто скажу. На определенные должности некоторые фракции объявляют тендеры, и чтобы остановить эту тенденцию, потому как она угрожает будущему парламентаризму в Кыргызстане. Депутаты должны понимать, что работа депутата не в том, чтобы устраивать тендеры вокруг той или иной должности, проталкивать туда за какие-то обещания или вознаграждение. Работа депутата заключается в законотворческой деятельности, поэтому в соответствии с Конституцией, я предложил, чтобы будущая коалиция ограничилась только составом Правительства.

-         А какое Правительство в итоге должно получиться?

-         Конечно, я хотел бы, чтобы в этом Правительстве были люди, которым можно было доверять, и не думать о том, что тот или иной министр, или другие руководители будут воровать. К сожалению, за последние 2 месяца открыто еще 2 уголовных дела на бывших министров: на министра сельского хозяйства, на председателя Госстроя. Это говорит о том, что у нас главной бедой продолжает оставаться коррупция в высших органах власти.

Главный критерий для меня, конечно, все-таки, чтобы Правительство было честным, работало честно.

-         Если сейчас при формировании коалиции в Жогорку Кенеше что-то пойдет не так – если им не удастся – приведет ли это к роспуску парламента. И что самое опасное, чего очень опасаются граждане страны весной, то это каких-то митингов, беспорядков, еще чего-то. Может ли это ситуация с коалицией стать катализатором такой ситуации или что-то другое?

-         Катализатором беспорядков, таких массовых беспорядков – таких как в 2005 году или 2010 году – конечно же, не станет. Потому чтобы были такие события как 2005 году, 2010 году или как в Украине в начале этого года, должны быть причины. И причины, как мы видим, везде одинаковые – это коррупция, это семейно-клановое правление и неверие в честность власти, в то, что выборы пройдут честно или будет честная смена власти. В Кыргызстане, например, это было одной из основных причин и в 2005 и в 2010 гг. Таких причин сегодня нет, и таких причин, пока я Президент, не будет.

Другое дело, если первая попытка формирования Правительства будет неудачной, то по Конституции я поручу уже другой фракции формировать Правительство. Если и у второй фракции не получится, то тогда должны попробовать сами фракции собраться – 5 фракций – и попробовать сами сформировать Правительство. Если и эта попытка будет тщетной, то тогда мы по Конституции должны будем объявлять досрочные выборы. Но думаю, до этого дело не дойдет.

-         Скажите, если какая-то угроза внешних игроков для того, чтобы раскачать сейчас ситуацию в Кыргызстане, потому что после событий в Украине об этом очень часто говорят, что могут прийти какие-то внешние силы и дестабилизировать здесь ситуацию.

     - Внешние силы давно присутствуют в Кыргызстане. И, к сожалению, я      наблюдаю сегодня, как некоторым НПО все равно как зарабатывать деньги, чей заказ выполнять, какую работу делать.

Мы видим, что некоторые заказы, мероприятия, которые проводятся некоторыми НПО, явно делаются с целью раскачать ситуацию в Кыргызстане. Но вы знаете, и не это самое страшное. Самое опасное то, что в Кыргызстане есть политики, которые буквально готовы на все, а некоторые на революциях в Кыргызстане привыкли делать деньги. Я не буду называть фамилии - стервятники такие, что… где-то люди погибают, а этот человек на этом зарабатывает, строит двух-, трехэтажные дома. Вот это страшно в Кыргызстане. Главная опасность исходит из таких «грязных» некоторых политиков внутри Кыргызстана, а не от внешних каких-то сил.

Хотя есть силы, которые заинтересованы в дестабилизации ситуации в Кыргызстане, потому что потом эту дестабилизацию, управляемый хаос можно будет распространить на Центральную Азию, и больше того на соседнюю область КНР. 

-         Кыргызстан признал итоги референдума по присоединению Крыма к России. Ведь создан очень серьезный прецедент, такие же поступки Россия может совершать в отношении других, независимых стран. Как Вы думаете, что ждет нас в связи с тем, что Кыргызстан признал и одобрил этот поступок России по присоединению Крыма?

-        Заявление МИДа просто признает факт того, что референдум был. И подавляющее число граждан Крыма приняли в нем участие, и это факт. Референдум был - был, подавляющее большинство число граждан Крыма были на референдуме – были. Но перед этим было заявление нашего МИД про Президента Януковича, что Янукович потерял доверие народа, убежал из страны и фактически уже не Президент, т.е. МИД КР просто называет вещи своими именами.

Но МИД КР не сказал, что одобряет такой путь, оценку законности или незаконности такого поступка мы не давали. В том же заявлении МИД КР написано, что КР хотел бы, чтобы вопросы решались путем переговоров и в рамках международных соглашений, в рамках международного законодательства.

Де-факто сегодня другая власть в Украине, и мы желаем этой власти, чтобы она справилась с ситуацией. И при этом мы желали, чтобы новая власть на Украине особое внимание обратила именно на этнические проблемы, а там получилось так, что в первую очередь начали с того, что стали отменять закон о языках и т.д. И главная беда любых революций в том, что как пена, бывает, что выходит наружу, вот и у нас так было: как пена выползают националисты, которые якобы за страну, но они приносят больше всего вреда. Именно своей нации, своему народу. Это мы на Украине видим и это мы видели у нас в 2010 году – национализм и сепаратизм.

-         Спасибо. Еще один вопрос: когда мы встречались с вами три года назад вы неоднократно и очень уверенно говорили, что в 2014 году американской базы в аэропорту «Манас» уже не будет, она уйдет. Сейчас мы видим, что база действительно сворачивает свою деятельность и уходит из Манаса. Но, как говорится, свято место пусто не бывает: придет ли на место американской базы какой-нибудь другой партнер? Стратегический партнер, геополитический игрок.

-         Вы знаете, вместо американской базы в «Манасе» какой-то другой военной базы не будет. Будет просто аэропорт «Манас». Но мы хотим сделать его транспортным хабом. И мы для этого прилагаем все усилия. Я не буду скрывать: сейчас много шума о том, что 51% аэропорта хотят продать «Роснефти» и т.д. Я объясню и эту ситуацию: во-первых, решать будет парламент, какой процент будет продан «Роснефти» будет решать тоже парламент. 51% или 49%. Но я одну вещь могу сказать: для того, чтобы аэропорт «Манас» жил и дальше и развивался хорошо надо, чтобы была главная составляющая. Главная составляющая в этом аэропорту – это дешевый керосин. Если керосин в аэропорту «Манас» будет дешевле, чем в Алмате, Астане, Ташкенте, Душанбе, то аэропорт «Манас» в будущем станет даже им конкурентом, будет бурно развиваться. А дешевый керосин нам может дать только «Роснефть» и мы должны это понимать. И те, которые кричат о том, что «Роснефти» нельзя продавать никакой процент, тем более 51%, те фактически хотят поставить крест на будущем аэропорта «Манас», потому что главное преимущество этого хаба в будущем – это дешевый керосин. Не секрет, что сегодня даже некоторые авиалинии с соседних стран, я знаю, летают через Бишкек, чтобы заправиться в Бишкеке.

-         Очень много говорилось о том, что уход американской базы очень сильно отразится на республиканском бюджете… отчисления от пребывания здесь базы. Скажите пожалуйста, состояние бюджета сейчас… бюджет справится с нагрузкой. Ведь непонятна ситуация с еще одним очень крупным предприятием, который сильно влияет на республиканский бюджет, с Кумтором. Справится ли бюджет со своей задачей.

-         Справится, поверьте мне, справится. Потому что все соглашения, которые принимаются, они пересчитываются по многу раз. Это было глубоко продуманное, просчитанное решение. И все риски там прострахованы многократно. Потери в бюджете… потери там ежегодно получал бюджет 60 млн. долларов… вот это все продумано, просчитано. Что касается Кумтора, то да, конечно, это у нас такая болевая точка, на которую как на точку дестабилизации, ставит и оппозиция, но там у нас есть определенные подвижки. Давайте, подождем формирования нового правительства и посмотрим, как пойдут дальше переговоры между новым Правительством Кыргызстана и Центеррой.

-    Скажите, а что послужило основой для военной реформы? Указ о реформе, который Вы подписали. Не основой, а толчком, причиной для реформ.

-         Вы знаете, толчком послужили мне события 2010-года. Я в десятом году видел, как… насколько разобщено действуют силовики… как лебедь, рак и щука. У нас есть Вооруженные Силы, но у каждого направления свой начальник. Например, пограничные вооруженные силы, Национальная гвардия, армия… никакого взаимодействия. Отсюда возникла у меня тогда еще идея – надо делать единую кыргызскую армию, во главе которой будет единый управляющий орган. И это было записано в Национальной стратегии устойчивого развития на 5 лет. Ведь все реформы, которые сегодня идут, они записаны в Национальной стратегии. Поэтому, многие не понимали меня тогда, почему мы целый год пишем эту стратегию, но теперь мы знаем, как идти дальше. Во всех направлениях - от армии до выборов, энергетика, транспорт. Везде мы знаем, каким путем идти. И это нам очень помогает, конечно. То есть, идея была такая, что Вооруженные Силы должны быть как один сильный кулак. И управляться из одного места – Генерального штаба.

-         И еще одна реформа, которая идет давно, но она не очень удачно идет эта реформа. Это судебная реформа, которая… если раньше недостатки реформирования были видны на примере районных судов, то сейчас все это всплывает на уровне Конституционной палаты уже. Скажите, пожалуйста, эта реформа она будет продолжаться или она зашла в тупик все-таки?

-         Вы знаете, дело в том, что в свое время мы кинулись из одной крайности в другую – решили, что всенародно избранному президенту после 2010 года верить нельзя. Поэтому создали Совет по отбору судей и другие механизмы, но мы забыли, что это тоже просто люди. Та же Конституционная палата избрана из бывших судей. В ее составе все люди, которые работали уже судьями. Сегодня их 9 человек, хотя должно быть 11. 9 человек, которые даже не всенародно избранны. Ну прошли отбор там в Совете по отбору судей, у президента, в парламенте. В то же время, конечно, есть определенная тревога после спорного решения Конституционной палаты, Антикоррупционная служба становится беззубой. Ей отныне нельзя расследовать коррупционные дела в отношении депутатов, министров и чиновников высокого ранга. Это сильнейший удар по борьбе с коррупцией, но это решение Конституционной палаты, оно не подлежит обжалованию и мы должны его исполнять, и мы его выполним. Сейчас мы смотрим, думаем о будущем Антикоррупционной службы, будем все равно искать пути борьбы с коррупцией. Но пугает другое, что эти 9 человек… какие еще решения они могут принять. Я на эту тему разговаривал и, скажем так, с отцом Конституции, с Омурбеком Чиркешевичем Текебаевым, что из одной крайности в другую. Мы фактически ставим под вопрос и судьбу развития страны. Потому что… какое решение еще будет принято? Там же много всяких вопросов. И мы знаем, какие легенды ходят про судей… судьи – это судьи. Есть ли у них чувство ответственности. Какие-то сомнения у меня появились, но как президент я обязан подавать пример исполнения законов, Конституции, поэтому это решение будет тоже выполнено. Другое дело, мы должны подумать о том, что какие-то статьи Конституции, которые могут в будущем составить угрозу развитию страны они, возможно, должны пересматриваться. При этом, я абсолютно против того, чтобы как-то увеличивались полномочия Президента. То есть, если когда-то Конституция будет пересматриваться референдумом или в парламенте. При этом абсолютно не будет никакого увеличения полномочий Президента. Только какие-то угрозы, нестыковки развитию Кыргызстана. Они должны еще раз тщательно быть рассмотрены и, кстати, Текебаев согласился со мной, что надо еще раз смотреть внимательно Конституцию.

-         И еще один вопрос, Вы подписали Указ, объявили 2014 год – Годом укрепления государственности. Понятно, что в рамках этого Указа будут работать министерства, будут проводиться какие-то мероприятия. Как простой человек сможет поучаствовать в реализации этого Указа? Что нужно делать, чтобы укрепить государственность? Быть патриотом, работать на своем месте, заниматься тем, что знаешь?

-         Вы знаете, я бы даже так сказал: ведь основа государства, первичное звено государства – это семья. Надо начинать с укрепления семьи, чтобы каждая семья в первую очередь, жили мирно, понимали друг друга, относились с пониманием друг к другу, пытались как-то улучшить свою жизнь. Хотя бы, например, едешь иногда по Кыргызстану, видишь, что некоторые дома даже давно не белили. Я был как-то в Ат-Баши, и был дома у одного человека, у которого тысяча, наверное, баранов есть, а дом не беленый. То есть надо, чтобы все-таки укрепляли семью и благосостояние  семьи и не копили там чисто непонятно для чего и не пропивали на тоях и других гулянках, а чтобы это шло на благо укрепления семьи и на будущее детей, чтобы учили детей профессии, учили детей реальным каким-то вещам, учили детей трудиться. Чтобы человек, если хочет укрепить страну подмети вокруг своего дома, помоги убраться на своей улице, или хотя бы не сори на своей улице, в своем квартале, в своем городе. Если хочешь укрепить государство, то надо стараться жить просто по совести, не воровать и не давать взятки, быть честным, не лгать, не распространять различную клевету, слухи и т.д. Укрепление государства можно начать хотя бы с того, чтобы укрепить семью, начать с этого.

-       Спасибо Вам огромное за интервью. Если позволите еще один последний вопрос. Совсем скоро четыре года - 7 апреля, за это время Вы изменили как-то свое отношение к этой дате? И вот сейчас, спустя время, как Вы оцениваете тот день?

-         Для меня этот день, всегда трагедия конечно. Все эти годы, 7 апреля я еду на могилы погибших ребят. Молюсь за них. Это трагедия и мы должны сделать из этого урок. Как Президент, я хочу сказать, что при мне никогда Президент не даст повода, чтобы у людей появилось такое чувство - идти даже на смерть, чтобы сменить власть. И я постараюсь сделать все для того, чтобы и другие ветви власти не давали такого повода. Чтобы власть была в Кыргызстане все-таки была честной и справедливой. Это главный урок. И мы же видим, что на той же Украине события буквально повторились, даже число жертв похоже. Бог нас миловал в 2010 году, мы сохранили целостность страны. Хотя у нас была, вы знаете, беда на юге Кыргызстана, тоже «благодаря» этим горе-патриотам, ультранационалистам и сепаратистам. И, конечно же, для меня всегда это дата - моя личная боль, мне очень жалко погибших ребят, очень жалко. И мы должны, в том числе и я как Президент должен сделать все для того, чтобы больше в Кыргызстане такое никогда не повторилось, никогда.

-      Спасибо, спасибо огромное за интервью, спасибо за Ваши ответы.     

28 марта 2014 г.
версия для печати